Забор, оффшор и 1917

По ходу моего автопробега проезжал через крупный региональный центр — и с любопытством смотрел по сторонам — Какая она, жизнь там? Мое внимание привлек огромный производственный комплекс, усиленно пускающий пар в атмосферу. Сильное зрелище.

И тут на воротах увидел название предприятия. Оно было написано желтыми покосившимися буквами и сами буквы эти внушали тоску и безнадегу. Какое же было мое удивление, когда я понял — вот он, один из флагманов федерального уровня, холдинг с огромной выручкой, большими зарплатами у топов и очень известный столичным хэдхантерам. Известный тем, что там всегда ищет активных топ-менеджеров, способных расшевелить предприятие и достичь великих результатов. Ищут и платят, потом опять ищут. В общем, собственник рвется к высотам.

Но сам завод… Выглядит он так, как будто перенес гражданскую войну… Ржавые трубы, облупившаяся штукатурка, не все стекла на месте — все это прикрыто местами едкого цвета зеленой краской, явно дешевой. Удручающее зрелище.

Удручающее всех — и случайных путников вроде меня (завод стоит на московском тракте), и местных жителей, и персонал, каждый день идущий через ветхую проходную. Я

бы понял, если бы холдинг был убыточным или тосковал в ожидании госзаказа. Вовсе нет — это сверх прибыльное предприятие, оборот больше миллиардов долларов (новых, пост-кризисных). И яхта у акционера есть благодаря заводу, и статус великого бизнесмена из Forbes. Завод убогий, но все остальное — в шоколаде.

Прибыль регулярно улетает в оффшор, местные получают невысокую зарплату, московские топы — большие бонусы. То есть верхи довольны, низы — нет. Текучка персонала, отсутствие инициативы, мелкое воровство, цинизм — все тут есть.

Рабочие ведь не дураки — они, хоть и приблизительно, представляют, сколько на их труде на убитом заводе уже заработал, как это модно говорить, бенефициар. Тетушки в бухгалтерии видят долларовые проводки на оффшор. Они видят утекающее на запад богатство, и видят полуразрушенную проходную. И видят директора по персоналу, которая по поручению акционера поднимает боевой дух, развешивая плакаты о бережливом производстве. Типа сбереги копейку — акционеру она нужна.

Отремонтируй проходную — так и хочется мне сказать этому уважаемому акционеру. Покрась цеха и положи свежую плитку в душевых у рабочих — и они без всякой HR-пропаганды увидят, что завод живет, есть смысл работать лучше.

А пока такие собственники буду оффшорами и убитыми проходным толкать народ — кого на Болотную, кого сразу в 1917. Уж не знаю, что хуже.

Есть такой модный бизнес-термин — sustainable development. Так вот такая убогая проходная — это совсем не sustainable. Это Латинская Америка с регулярными революциями.

0 ответы

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий