Записки арбатского жителя. Впечатления из настоящей России.

Ну что же, вот и пришло время подытожить мое месячное путешествие на машине из Москвы во Владивосток. Путешествие, начинавшееся как туристический fun, а в итоге изменившее меня самого.
Для начала расскажу вам о предпосылках поездки, ибо это один из самых частотных вопросов ко мне. Зачем? – с удивлением вопрошали мои московские знакомые. Начнем с, как в старые добрые времена говорили, происхождения. Я коренной москвич. Уже сам не знаю, хорошо это или плохо, но это факт. Я из типичной семьи московских инженеров, которые при словах «Сахалин» или «Чита» удивленно поднимали брови, думая, что бы сказать, и, глубокомысленно помолчав, говорили «Ну, это далеко…» За этим как-то само просилось «… и делать там нечего», но приличия не позволяли. Соответственно, России и рассказов в ней я не слышал ни в детстве, ни позже. Рассказы деда о войне слышал, а о стране – нет.
Получая лингвистическое образование, я, само собой, попал в среду, которая была обращена на Запад – а не на Восток. И Большая Россия вновь не попала в поле моего зрения. Хотя уже в этот момент я стал понимать, что жизнь Москвой и Европой не ограничивается, и слова «Алтай» и «Приморье» звучали как-то далеко и магически.

Когда настала пора делать карьеру, жизнь в 23 года отправила меня самолетом сразу подальше – на Сахалин. Первые впечатления от убитой инфраструктуры и общего убожества за окном – «не может быть» и «как же они тут живут»… Но потрясающая природа и впечатления от обитающих там русских людей, живущих скорее вопреки, чем благодаря – останутся в памяти навсегда, как первая любовь.

Но это были краткие рабочие поездки, и в любой отпуск я рвался к цивилизации (как я тогда думал) – Европа, Европа, Европа… И вначале она была такая разная и интересная… Ну да ладно.

В 2005 я познакомился с моей будущей женой, в 2007 – женился – на девушке из Находки. Это большой порт под Владивостоком (пояснение для моих собратьев-москвичей). Так Россия постепенно начала занимать свое законное место в моей жизни. Наши дети проводят летние каникулы у океана – Тихого, под Владивостоком, а каждый приезд родственников в Москву – настоящая рыба и задушевные разговоры.

Но это оказалось только началом. Моя работа – подбор топ-менеджеров и развитие команд – хочешь — не хочешь, а работа столичная, да еще и в центре, офис мой находится на Арбате. Круг общения – высокооплачиваемые профи с золотыми запонками, приехавшие со всей России, но предпочитающие не возвращаться. В общем, башня из слоновой кости, как говорят в англо-саксонской литературе. С регулярными посиделками в хороших ресторанах и вздохами – Ах, у нас никогда не будет порядка, не Европа мы, не Европа. Частые вопросы ко мне – Где рожали детей? (подразумевается Майами для получения полосатого паспорта) и Где они буду учиться? (ответ «в МГУ» вызывает удивление – это как если бы я приличным людям прямо утром предложил бы хлопнуть по 100 грамм водки вместо их латте-с корицей-на-теплом-молоке-без сахара).

Триггером (ну уж сорри за англицизмы, издержки образования, так просто не вытравишь) к планированию поездки послужил вопрос одного из моих иностранных клиентов: «Ты ведь из России? Ездил уже на поезде Москва-Владивосток?» Нет, говорю, не ездил. Он сильно удивился и сообщил, что сам очень хотел бы. И вообще, по его словам, у многих иностранцев в списке 100 целей жизни стоит прокатиться на таком поезде (интересно, они там плацкарты и туалеты видели?). Они его называют Transsiberian. И вот тут какой-то тихий и до поры неслышный голос мне говорит (иногда его зовут совестью, иногда интуицией) – Парень, надо ехать. И стало мне так обидно, что какой-то иностранец проедет по моей Родине, а я – еще нет, что я приступил к действиям.

И еще из предпосылок. Когда поездка планировалась, я случайно посмотрел фильм «Дневники мотоциклиста» про молодые годы Чегеварры. Оказывается, он ни разу не кубинец и не бедняк, а сын богатого врача из Буэнос-Айреса. Учился он себе на медицинском факультете и собирался стать таким же респектабельным доктором, и тут его старший сокурсник предлагает взять мотоцикл и проехать снизу доверху Латинскую Америку – посмотреть, как народ живет. Они были в пути полгода – мотоцикл сломался, деньги кончились, и парни нанимались на любую работу, чтобы доехать до следующей точки. Так он увидел реальное положение дел на континенте – засилье американских корпораций, диктаторов, нищенские зарплаты, убожество и безнадегу. И вернулся домой с большим желанием попробовать это поменять. Остальное – история. Увидев этот фильм, еще больше укоренился в желании ехать – посмотреть и, возможно, поменяться.

Вот такой контекст и исходные данные. Потому статью и назвал «Записки арбатского жителя».

Итак, начинаем путешествие из самого сердца – Москвы — по всему живому организму России. Включая и такие места, которые иначе как Жопа охарактеризовать нельзя. В самом деле – если есть организм, то должна быть и Жопа. Зато честно и как есть.

Поехали.

Теперь немного фактуры. Тронулись из Москвы вдвоем со старым товарищем – сокурсником – на абсолютно стандартной Шкода Рапид (пробег 15.000 км) и проехали 10.000 километров, посетив Нижний Новгород – Казань – Набережные Челны – Уфу – Челябинск – Омск – Новосибирск – Кемерово – Красноярск – Иркутск – Улан-Удэ – Читу – Хабаровск, Находку и Владивосток. 14 дней мы были чисто в пути (ехали с утра до вечера), останавливались только в городах на нормальный ночлег. Назад отправились самолетом, а машину поставили на контейнерный поезд, ждем ее в Москве.

Итак, впечатления и наблюдения.

Прежде всего, Россия – это страна неожиданностей. Очень часто ты ожидаешь одно, а получаешь сильно другое – лучше или хуже, это уже как придется. Выезжая из Москвы в Нижний Новгород, ты думаешь, что здесь самые лучшие дороги и настраиваешься на удовольствие от вождения – только для того, чтобы попасть в страшенные пробки Подмосковья и бесконечные ремонты. Наоборот, ожидая всяких ужасов от дороги Чита – Хабаровск (2.000 километров по тайге без жилья), той самой, где проехал Путин на желтой Ладе, ты попадаешь на абсолютно европейского уровня дорогу, каких и в Центре мало – на протяжении всей дистанции. Летишь среди лесов и не понимаешь – это Финляндия или где? Вот оно, первое наблюдение. Сложно тут планировать, сложно.

Во-вторых, Россия – это страна мифов. Как иностранцы верят, что если уж не на Красной площади, то точно где-то рядом бродят медведи – так и москвичи (да и не только) уверены, что для путешествий по России вам нужен прошедший специальную подготовку Лэндкрузер – и обязательно с лебедкой. За всю страну не скажу – но до Владивостока он точно не нужен. Я не раз видел удивление в глазах моих собеседников из Новосибирска или Читы – владельцев серьезных джипов – о том, что, скорее всего, не доеду до Владивостока на такой машине. Доехал, она еще и не ломалась. Так что джипы – это скорее часть национального имиджа и мифа, чем необходимость. Хотя на охоте или «стрелке» с другими авторитетными бизнесменами без них не обойтись.

В-третьих, далеко не везде разруха, плохие дороги и азиатская дремота, используя слог Есенина. Есть потрясающие места – вроде Казани, Байкала или Владивостока – но есть и безнадега. Из 10.000 пройденных нами километров по-настоящему прифронтовая дорога с огромными дырами была километров 300, там приходилось ехать медленно. Но в целом – и дорога, и виды из окна не такие уже депрессивные, как ожидали мои московские собеседники.

Туристические впечатления.

У нашей страны, с моей точки зрения, огромный туристический потенциал. Да и прямо сейчас есть и уже вполне приличные, даже для столичных путешественников места – Казань, Байкал, Владивосток, Иркутск. Казань – это точно третье по туристической значимости место в современной России (после Москвы и Питера). Провести там пару дней выходных – не хуже, чем поехать в Питер. Чуть попроще, по-восточнее, что ли, но точно не хуже. Казанский Кремль и расположенный в 50 километрах от Казани православный монастырь Свияжск – обязательно к посещению всем россиянам. Москвичам – в первую очередь. Назовите мне 3 отличия между югом Германии и севером Франции. Язык не в счет. А югом Франции и севером Испании? Ага, попались! Там все плюс-минус одно и то же. А вот Казанский Кремль – это что-то.

Иркутск и Байкал заслуживают отдельной баллады. С иллюстрациями. В центре Иркутска открыли пешеходную зону с немного странным названием – 130-й Квартал – где в стилизованных русских модерновых двухэтажных избах расположились современные бутики и рестораны. Смешение французского и нижегородского – но в хорошем смысле. Тут ты понимаешь, что и традиционная русская архитектура может быть очень sexy. В 70 километрах – Байкал. Мы пару дней провели в поселке Листвянка, основном туристическом местечке – ближе ехать, хотя есть еще и более далекий загадочный остров Ольхон, но это 300 км. Кстати, везде работает booking.com – иностранцы верят в нас больше, чем мы сами в себя.

Что поражает на Байкале – помимо размаха, тихого шелеста воды и выныривающих периодически возле берега нерп (пресноводный тюлень, живет только на Байкале) – это количество европейских туристов. Пока мы по 4-му разу ходим по Oxford Street или воздыхаем на Елисейских – знающие европейцы едут на Байкал. Машины (!!!) с немецкими номерами стали нам попадаться еще за Красноярском. Своими глазами видел, как немцы пили стаканчиками воду из Байкала – проверяли, правду ли пишут в путеводителях. Правду-правду, пить можно. Байкальский ЦБК закрыли пару лет назад – так что самое оно. Ну и копченый омуль – это было мое с ним первое знакомство, но точно не последнее. Вкус, аромат дыма – неописуемо. Кстати, запивать не нужно – это не вобла.

Владивосток – не только город Мумий-Тролля (хотя там и есть одноименный бар) и стоянка Тихоокеанского флота (часть кораблей стоит у пристани в городе, внушают уважение). Это еще и непревзойденные рыбные рестораны, самобытные люди, старинные особняки в центре и морские пейзажи. Главное – чтобы повезло с погодой. Лучшее время для поездки – с конца июля по сентябрь включительно – в остальное время лондонские туманы и сплин.

А пространства между ними – раздолье для любого поэта. От бескрайних полей Чувашии (звучит по-азиатски дико, а всего 600 км от Москвы и никакой особой дикости) до уральских гор за Челябинском, глухой и бесконечной красноярской тайги и сопок Владивостока. Виды из окна скорее красивые, поначалу надо привыкнуть к отсутствию лоска и какой-то непричесанности в населенных пунктах – и все будет нормально. А где-то на середине пути – под Красноярском – я понял: отсутствие лоска это не только и не столько свидетельство бедности (хотя и так бывает) – скорее, это спокойное отношение русского человека к условиям земной жизни. Ну не бывать нам немцами и не красить фасады по 2 раза в год. Не бывать. Мы другие. Значит ли это, что мы хуже? Да ни разу. Просто наши достоинства и душа раскрываются за столом, для своих – как раз там, где немецкая душа заканчивается. Сколько не пил с немцами – зарегулированные, застроенные, запрограммированные и потому предсказуемые. Аккуратные, но предсказуемые. А мы не такие. Это и пугает (не знаешь, чего ждать), и привлекает (будет интересно) одновременно. Вот как только это понял – дальше ехать легче. Главное – оставить эти западнические разговоры «Ах, почему мы не Европа». Иначе как-то исходишь желчью и бессильной злобой. И все стремишься власть поменять. А меняться надо самому, для начала.

И вот с такой точкой зрения – другие мы, не лучше и не хуже Европы – ехать дальше увлекательно и легко. На людей начинаешь смотреть не с вопросом – Почему вы неудачники и так плохо живете? – и они открываются в разговоре даже такому инопланетному и в общем-то чужому существу, как москвичу.

К слову о москвичах. Никто нас там не ненавидит и машины с московским номерами под Читой не царапает. Просто им наши московские проблемы непонятны. Ух ты, плитку перекладывают каждый год? И смотрят на тебя недоверчиво. Нам бы так… Санкции у вас – пармезан не завозят? А чем он от нашего иркутского пошехонского отличается? Парковки платные?… Ну вы даете…

Так что там помогла простая формула – «Забудь, что ты из Москвы. И попроси людей рассказать об их родном городе – узнаешь много интересного». Тоже самое справедливо и в отношении дорожных пейзажей – «Забудь про Европу. Тут по-другому. Наслаждайся видами». Нигде в Европе Вы не увидите православных храмов, красивых мечетей и чарующих буддистских храмов, мирно стоящих рядом друг с другом.

Бизнес-впечатления

В каждом из городов мы встречались с местными предпринимателями и задавали им 2 простых вопроса – Как кризис повлиял на Ваш бизнес? и Что Вы стали делать по-другому? Удивитесь, но оказывается есть бизнесы, даже выигравшие в новой реальности – кризис убрал с игровой доски часть европейских конкурентов, да и некоторых китайских. Но все же многие бизнесы пострадали – либо обеднел потребитель, либо кредиты стали более дорогими, либо завозить импортные компоненты стало дорого. Чем меня поразил российский бизнесмен (да и русский человек вообще) – умением жить вопреки и высокой устойчивостью духа. Россия – вообще страна сильных людей, слабых она сворачивает в бараний рог, либо выталкивает за границу. Те, что остались – бойцы, и бойцы очень терпеливые. Бизнес в регионах не ждет от власти и государства никакой помощи – просто не меняйте условия игры, налоговую политику, например, и не повышайте налоги. С остальным разберемся сами.

Тот опыт и советы, которые звучали чаще всего, мы тщательно записали и свели в небольшой Свод Правил Новой Реальности (вроде как слово «кризис» уже устарело):

— лучше и теснее работайте со своими клиентами, найдите возможность сделать для них что-то дополнительное, и лучше бесплатно. Так, владелец нижегородской компании по производству упаковки создал с клиентами – производителями лекарств – рабочие группы, которые помогают на фабрике клиента увеличить производительность его упаковочных линий. Денег за это не берут, то есть по сути это бесплатный технологический консалтинг. Купил партию упаковки – ценная дополнительная услуга в подарок. Работает.

— вовлекайте свой персонал всех уровней. Владелец опять-таки нижегородской компании по строительству частных дорог (да, бывают и такие, по 10 лет служат, сам видел) собрал всех своих сотрудников, включая рабочих, и попросил каждого анонимно написать предложение по улучшению работы фирмы. Результат – реализованное предложение по созданию направления ландшафтного дизайна.

— охватите ваш топ-менеджемент серией тренингов, зажгите в людях искру. Владелец новосибирской логистической компании еще и просит топов оплатить 40% участия в тренинге. Говорит, это быстро показывает, с кем этот человек ментально – с нами или уже нет.

— ищите новые ниши или рынки сбыта. Челябинский производитель шнуров (экзотично звучит, правда?) после падения спроса со стороны частных потребителей доработал часть продуктов и теперь поставляет их металлургам. На вопрос –«А почему раньше не сделали?» отвечает – «А зачем? И так денег хватало».

— ищите возможности экспорта. Например, новосибирские кондитерские производители увеличили объем экспорта в Китай с 300.000 долларов в год до 10 миллионов за 1 год – неслабый рост. Оказывается, Северный Китай – серьезный рынок для российских продуктов питания.

— работай не только ради денег. Владелица реабилитационного центра в Омске открыла в клинике театр – для работы с поправляющимися детьми. Некоммерческая история и добрые мотивы сделали этот ТОП-театр (он так и называется) весьма популярным в городе. Видел своими глазами.

И в общем – все ведущие мировые религии (христианство, мусульманство и буддизм), не сговариваясь, придумали понятие Пост – период очищения и обновления, когда старое и отжившее уходит. А организм выходит похудевшим, но обновившимся.

Ну а теперь к святому – государству и его роли

Я уезжал из Москвы типичным столичным либералом, знающим, как мне казалось, рецепты управления этой страной. Ну как же, ведь я читал Ведомости и СНОБ – разве недостаточно? Привет всем столичным инвестбанкирам и экономистам в дорогих запонках.

Что я понял? Действительно, в тех местах, где концентрация мозгов и ресурсов уже значительная – в крупных городах Центральной России и в Новосибирске – государству следовало бы убрать руки от экономики, дать бизнесу работать и сконцентрироваться на борьбе с коррупцией. Такой запрос в этих городах есть. Но вот за Уралом… Никакой частный бизнес не вытянет развитие таких огромных, неосвоенных и тяжелых регионов, не остановит отток мозгов и не проложит дороги, не построит аэропорты. Плач бизнеса начинается от Красноярска – не рушьте дальше образование, стройте дороги и инвестируйте в инфрастуктуру.

Живой пример из беседы с иркутским владельцем отеля на Байкале: в регионе уже много иностранных, в частности китайских туристов, и крупный региональный чиновник отправился в Пекин налаживать отношения с китайским туристическим ведомством. Там пообещали – поток будет. Полтора миллиона на следующий год принять сможете? Чиновник вернулся, собрал всех местных отельеров – и насчитали дай Бог пять тысяч мест. Занавес.

Пока на побережье Байкала государство и заставленный им крупный бизнес (именно заставленный, сам бизнес не пойдет, как в Сочи не пошел) не построят десятка два огромных отелей, казино или что там еще любят китайцы – полтора миллиона туристов не привезут свои юани. Частный региональный бизнес таких инвестиций сделать не сможет. Вопрос об эффективности госинвестиций, особенно в стройку, тоже стоит – но воровство в Сочи забудется через 5 лет, а инфраструктура простоит еще полвека, обеспечивая региону дыхание, рабочие места и туристов со всей страны.

Что сейчас делает государство для развития Забайкальского региона и Дальнего Востока? Создало министерство и проводит форумы. Это конечно, уже неплохо – но народ оттуда как уезжал, так и уезжает, специалистов для местных компаний как не хватало, так и не хватает. Дальневосточный гектар — копия Столыпинской реформы – вряд ли будет кому-то нужен, по-крайней мере массово. Дальневосточники смеются – его могут дать в 600 километрах от их места текущего проживания. Без дорог и электричества. И что с ним делать? Грибы ездить собирать? Туда даже доехать подчас невозможно.

Исходя из столетнего опыта, те края можно осваивать либо зэками (начиная еще с декабристов, которые первые каменные дома в Чите построили, между прочим), либо привлекая молодежь на комсомольские стройки века большими зарплатами, перспективами и квартирами, причем хорошими и сразу. Так на Дальнем Востоке оказались и родители моей жены, переехавшие из Краснодара.

А что сейчас? Невысокие зарплаты даже в частном секторе, плохая инфраструктура, систему распределения молодых специалистов упразднили. Хотя ребят с бюджетных отделений из депрессивных городов, типа Костромы или Смоленска, можно было бы обязать вернуть долг Родине за образование. Места там красивые. Хочешь в армию, хочешь – поработай на Дальнем Востоке. Да и столичным выпускникам близкое знакомство с Родиной пошло бы на пользу.

Тут есть еще один фактор. Если власть смотрит на страну или регион как источник краткосрочного обогащения по пути в Европу (или в Москву) – то так же на регион будет смотреть и бизнес. А вот если власть собирается жить в своем регионе – возможны чудеса. Посмотрите на Татарстан – лучшие дороги в России. Климат, говорите, у нас сложный? Воровать надо меньше. Просто крупные чиновники и копирующий их крупный бизнес реально собираются жить на малой Родине. Строят дома, инвестируют. Здесь, конечно, есть этнический, татарский мотив, но почему это невозможно в Костроме или Смоленске? Так что к власти есть большая просьба – видеть и планировать свое будущее здесь. Там вас все равно держат за латиноамериканских диктаторов. А тут – все-таки свои, родные.

В общем – нельзя такую большую страну с такими разными народами удержать вместе без сильного государства. Но сильное – не значит тупое или репрессивное. Тут не столько протесты надо подавлять, сколько строить дороги, сажать чиновников и принимать масштабные программы. А потом их реализовывать.

Вот такой мне увиделась моя Родина образца 2016 – во всем ее величии и убожестве. И то, и другое тут переплетены тесно, как узор на русском платке. Так что каждому из нас выбирать, что сердцу ближе – сложный русский пестрый узор или предсказуемая шотландская клетка. А выбравши – не переживать, что мол мы не Европа. Это выбор сердцем, а не головой. Что же, я свое сердце отдал.

1 ответить
  1. Стрекалов Алексей.
    Стрекалов Алексей. says:

    Были выводы — развивайте поставщиков (Казань) и развивайте клиентов (Новосибирск). Но думаю они самые сложные для реализации.

    Ответить

Ответить

Want to join the discussion?
Feel free to contribute!

Добавить комментарий